Ссылки

Главная

Контакт

Биографии знаменитых людей

Биографии

 

Спортсмены

Актеры

Музыканты

Ученые

Политики

Писатели и поэты

Игорь Добровольский

Игорь Иванович Добровольский. Заслуженный мастер спорта. Родился 27 августа 1967 г. в селе Марково Раздельненского района Одесской области. Воспитанник ДЮСШ №4 г. Тирасполя и РШИСП г. Кишинева. Первый тренер – И. Ф. Кайзер. Играл в командах "Нистру" Кишинев (1984 - 1985), "Динамо" Москва (1986 - 1990, 1993 - 1994), "Кастельон" Испания (1991), "Серветт" Цюрих, Швейцария (1991 - 1992), "Дженоа" Генуя, Италия (1992), "Олимпик" Марсель, Франция (1992 - 1993), "Атлетико" Мадрид, Испания (1994 - 1995), "Фортуна" Дюссельдорф, Германия (1996 - 1999). С 2005 г. выступает за клуб "Тилигул" Тирасполь, Молдавия. Лучший футболист СССР 1990 г. (по результатам опроса еженедельника «Футбол»). Победитель Лиги чемпионов 1993 г. Чемпион Франции 1992 г. В первой сборной СССР, СНГ и России провел 47 матчей, забил 10 мячей. В олимпийской сборной СССР провел 14 матчей, забил 8 мячей. Чемпион Олимпийских игр 1988 г. Участник чемпионата мира 1990 г. Участник чемпионатов Европы 1992 и 1996 гг. Чемпион Европы среди молодежных команд 1990 г. Главный тренер клуба "Тилигул" Тирасполь, Молдавия (с 2005-го). Награжден орденом Знак Почета. Любой великий спортсмен запоминается чем-то собственным, «фирменным». Прыжок Яшина, петля Корбут… От Добровольского останутся легкая походка и прозвище Маленький принц. Навсегда — маленький, потому что не успел превратиться в ветерана. Молодой футболист, надежда страны. А потом — как у многих из того, впервые получившего пропуск в Европу поколения — растворение на неведомых футбольных просторах. Заштатные клубы Старого Света. Редкие новости одной строкой: вдруг забил, поменял команду. Иногда — финансовые скандалы, о чем тогда так странно было читать. Он вырос в селе, на границе Украины и Молдавии. Рядом с Одессой. Мама, кажется, была директором бензозаправки, что и в советские времена означало немало. Детская спортивная школа в Тирасполе. Первый тренер Иосиф Францевич Кайзер, разглядевший в худощавом подростке ту самую искру, врожденное дарование, позволившие в будущем засверкать по-настоящему. Тренер был немцем (сейчас, говорят, живет на исторической родине). Но, видимо, исповедовал не немецкие принципы в своей работе: он не делал команду-машину и позволял субтильному Добрику импровизировать и мыслить на поле, как сам игрок считал нужным. Заставлял не работать «на зубах» и тренировать «физику», а ИГРАТЬ. И эту легкость Игорю удалось пронести, пожалуй, через всю футбольную жизнь. В 17 лет Добровольский появился в высшей лиге, в составе кишиневского клуба «Нистру». И сразу заблистал. Забил больше 20 мячей в сезоне. В команде его не ругали за неправильные действия, в худшем случае — журили, как любимого младшего брата. И с тех пор в нем не было страха — ни перед соперниками, ни перед руководителями. Может быть, легкость — именно от этой внутренней свободы? Его нельзя было не заметить. Первый сезон превратился в сезон охоты на футболиста Добровольского. Арсенал был самый разнообразный: от обещания золотых гор до заманчивых перспектив побеждать в составе суперклубов. Ему страшно хотелось играть. Именно из-за неудержимого стремления выходить на газон в каждом матче он отказался от предложения киевлян: там-то все было по-немецки. Изнуряющие тренировки и необходимая «дедовщина» (два-три года в дубле, покажи, что достоин основы). Он считал, что времени на это нет. Надо отдать должное железному Лобановскому: он старое не поминал и приглашал в сборную, хотя Добрик не очень вписывался в стиль киевлян. ЦСКА тоже получил отказ (от армейских скаутов, которые могли бы насильно забрать «призывника» на воинскую службу, бегал в прямом смысле слова: иногда приходилось удирать с базы через забор). Видимо, именно в момент этих бегов рекрутеры из «Спартака» тщетно разыскивали потенциальную звезду: встретиться не довелось. А в это время он выбрал московское «Динамо». Тренировал команду Эдуард Малофеев, оставшийся в истории оглашенным как-то тренерским кредо: игроки должны гореть на поле синим пламенем… Но зато он давал дорогу юным. Кобелев, Колыванов, Добровольский — они никого не боялись. И потому в 18 лет на дне копилки футболиста Добровольского появилась серебряная медаль чемпионата СССР. Сеульская Олимпиада 1988 года. Для футбола Олимпийские игры — состязание не самого высокого ранга, и все-таки… Нам так не хватало победы. В том же году сборная СССР стала серебряным призером чемпионата Европы, обидно уступив голландцам. С июня до сентября, от Германии до Кореи мы верили. И дождались. …Когда в дополнительное время «дожали» итальянцев, руководители спортивной делегации кинулись поздравлять команду Бышовца с заслуженным «серебром». А он жестко сказал: «бронза» и «серебро» — дерьмо. Ценится только «золото». И мы пошли на Бразилию, которую, как в анекдоте, можно победить только тогда, когда они нас обыграют в хоккей. Первыми забили бразильцы. Те самые, что через шесть лет станут чемпионами мира. «Золотой» гол — дело ног Юрия Савичева. Но первый ответный мяч — на счету Добровольского. С пенальти. Подошел к одиннадцатиметровой отметке «шепотом». И вколотил мяч в бразильскую сетку! И мы поверили, что победим. И победили… Олимпийский чемпион Игорь Добровольский продолжал считаться молодым и перспективным. Многие считали его откровенным пижоном, пользующимся блистательным природным даром и не прикладывающим для его развития особенных усилий. На самом деле легкость давалась ему едва ли не большими потом и кровью, чем остальным. Комментаторы с восторгом отмечали «растущее мастерство», а потом перестали: настолько это было естественно. Казалось, впереди — новые и новые победы. Но в начале 90-х наступило время перемен. Поначалу, ошалев от перспективы оптовой продажи наших талантов в Европу, функционеры попытались было ввести возрастные ограничения (с 28 лет, не ранее, игрок мог получить контракт с западной командой). Но процесс было не затормозить. В 1991 году, когда развалилась страна, герб которой Добровольский несколько лет носил на майке, Игорю было 24 года. И он уехал. Кажется, еще до отъезда «прославился» в только-только проникшей в наше бытие рекламе. «Каждая игра отнимает уйму сил, — говорил он с неизжитым южнорусским акцентом. — Но я для себя эту проблему решил. Сникерс — и все в полном порядке». Примерно так. Количество анекдотов по поводу этой рекламы не поддавалось исчислению. Они, пионеры торговли лицом, еще не знали, как прилипают подобные образы. Они многого не знали. До сих пор не сильно увлекающиеся футболом люди помнят игрока Добровольского: тот, который «Сникерс»? Малоизвестный испанский «Кастельон», затем швейцарский «Серветт», тоже не самая именитая команда. А в 92-м, казалось, Добровольский наконец был оценен по достоинству в Италии. Но за «Геную» успел сыграть лишь пять матчей и забить один мяч… Травма колена, мучительное лечение. В 93-м — неожиданное возвращение в родное «Динамо», тогда — бесковское. Ненадолго. На предложение мадридского «Атлетико» отозвался с удовольствием. Через год случился марсельский «Олимпик», который, как и «Геную», вспоминает с ностальгией. Если б вернуть время вспять, пожалуй, не стал бы уходить из этих клубов. И еще взял бы назад сказанное впопыхах, что наплевать на «Динамо». Хотя теперь-то уж точно наплевать. Потом были несколько сезонов в малоизвестной немецкой «Фортуне». Вторая бундеслига, травмы… И забвение. О котором он не жалеет: лучше уйти раньше, чем тебя попросят. А так… Остаешься в памяти как талант, которому не очень повезло. Разбазарился, распылился на неведомых дорогах. А мог бы! Сколько бы мог! Игорь не хочет домой (хотя где этот дом?) — слишком многое поменялось в этой стране. Он успел выучить несколько языков и сделал вывод, что все страны похожи одна на другую. Теперь и Россия (точнее, Москва) внешне ничем не отличается от какого-нибудь Дюссельдорфа. Квартира у Тимирязевского парка, на улице с сельским названием Дубки, давно чужая. А когда-то в ней в большом ведре варились присланные мамой раки и не закрывалась для друзей входная дверь. В числе друзей нынче Руди Феллер, а о делах московских одноклубников Игорь ничего не знает. Российских телеканалов дома нет. ...То говорят, что он будет тренером сборной Молдавии. То пишут, что он держит в Мадриде колбасный магазин. Достоверно известно немногое: воспитывает трех дочерей — Дарину, Николь и Кристель. Старшая занимается теннисом. Их мама, наверное, не испытывает необходимости читать давние письма поклонниц знаменитому мужу: она и так безропотно следует за ним во всех метаниях по Европе. Советский футболист, ныне испанский бизнесмен. Он прожил в футболе 17 лет. Ну как будто поучился в школе и институте — и отправился в жизнь, другую, непривычную. Это происходит со всеми, разве нет? Немногие из нас подают надежды миллионам, и остался навсегда — легконогий Маленький принц, виртуоз и Игрок. Жаль, что так быстро он скрылся на другой планете.
пирамида автоматы