Ссылки

Главная

Контакт

Биографии знаменитых людей

Биографии

 

Спортсмены

Актеры

Музыканты

Ученые

Политики

Писатели и поэты

Валерий Газзаев

Газзаев Валерий Георгиевич. Мастер спорта международного класса. Заслуженный тренер России. Родился 7 августа 1954 года в Орджоникидзе (ныне - Владикавказ). Воспитанник футбольной школы "Спартак" Орджоникидзе. Первый тренер - Муса Данилович Цаликов. Играл в командах "Спартак" Орджоникидзе (1970 - 1973, 1975), СКА Ростов-на-Дону (1974), "Локомотив" Москва (1976 - 1978), "Динамо" Москва (1979 - 1985), "Динамо" Тбилиси (1986). В чемпионатах СССР провел 283 матча, забил 89 голов. Обладатель Кубка СССР 1984 г. В сборной СССР провел 8 матчей, забил 4 гола. Бронзовый призер Олимпийских игр 1980 г. Победитель молодежных чемпионатов Европы 1976 и 1980 гг. Тренер школы "Динамо" Москва (1986 - 1987). Главный тренер владикавказских "Спартака" и "Алании" (1989 - 1991, 1994 - 1999), московского "Динамо" (1991 - 1993, 1999 - 2001). Главный тренер молодежной сборной России (2001 - 2002). Главный тренер сборной России (2002 - 2003). Главный тренер ЦСКА (2001-2003, с 2004-го). Под его руководством "Алания" стала чемпионом России 1995 г. ЦСКА выиграл Кубок России 2002 г., стал чемпионом России в 2003 г. и выиграл Кубок УЕФА в 2005 г. Награжден орденом Дружбы и орденом "Спортивная слава России" I степени. Когда сыну известного в Орджоникидзе борца, а в обыденной жизни - строителя Георгия Газзаева Валерию исполнился годик, родители по традиционному обычаю разложили перед ним различные игрушки и предметы быта - ножницы, ручку, тетрадь, кусок хлеба, пирог, еще много всякой всячины и - маленький мячик. У осетин существует поверье: каким предметом ребенок особенно заинтересуется, с ним и будет связана его взрослая жизнь. И хотя мячик лежал в самом углу комнаты, мальчик прополз мимо всего остального и, взяв его в руки, стал рассматривать. Детский тренер Муса Цаликов взял Газзаева из дворовой команды в группу подготовки орджоникидзевского "Спартака" исключительно по просьбе родственников. "Ему было 12 лет - возраст, в котором мои ребята уже кое-что умели, - рассказывал первый наставник Газзаева. - Взял его, полагая, что он быстро убедится, насколько слабее всех, и перестанет ходить на тренировки. Представить себе не мог, какой волевой заряд скрыт в душе этого мальчишки. В той группе было немало талантливых ребят, но единственный, кто стал настоящей звездой, - Валерий Газзаев!" Он с детства был настоящим воином, патологически не переносил поражений. Георгий Хуадонов, самый одаренный из той группы Цаликова, рассказывал: 'Я уже в то время поражался, что на поле для него не существовало друзей. Если кто-то из нас недорабатывал, играл спустя рукава, он коршуном набрасывался на лентяя, ругался на чем свет стоит. Если мы проигрывали, в раздевалке он горько и безутешно плакал, успевая при этом кричать, что все это из-за нас, что один не так сыграл в том-то эпизоде, другой - в следующем... - удивительно, как он запоминал все перипетии матча. Ребята старались утешить Валеру: "Даем тебе слово, что на следующий матч все как один соберемся и обязательно выиграем!" На что он сквозь слезы и всхлипывания отвечал: Как же вы не понимаете - это будет совсем другой матч, а сегодняшний мы уже никогда не выиграем. Сергей Коршунов, в 1971 году тренировавший орджоникидзевский "Спартак", попросил порекомендовать ему пятерых лучших выпускников из групп подготовки. Газзаева, к тому времени уже студента агрономического факультета сельскохозяйственного института, в этой пятерке не оказалось. Это был страшный удар. И наутро он отправился на стадион сдать амуницию и заявить, что заканчивает с футболом. Но Коршунов попросил еще одного нападающего, и Цаликов назвал Газзаева. Сельское хозяйство сразу осталось побоку, и в том же сезоне форвард, которому не исполнилось и семнадцати, дебютировал в составе "Спартака". Спустя несколько месяцев Заслуженный тренер СССР Евгений Лядин пригласил дебютанта в юношескую сборную страны. Но на следующий год пришла пора воинской службы, и Газзаев оказался в ростовском СКА. Из более чем полусотни рекрутов старший тренер команды Иосиф Беца к началу сезона должен был отправить назад более половины. Газзаев выдержал жесточайшую конкуренцию и остался в команде. А затем руководство "Спартака" (Орджоникидзе) вызволило его из ростовского гарнизона. Осенью 1975 года Заслуженный тренер РСФСР Игорь Волчок пригласил молодого нападающего в московский "Локомотив". Его партнер по команде железнодорожников, а ныне близкий друг и непримиримый соперник на тренерском поприще Юрий Сёмин рассказывал: "Подойдет новый игрок команде или нет, обычно выясняется во время предсезонных сборов. Газзаеву никакого испытательного срока не потребовалось. С первой же тренировки стало очевидно, что по технике, скорости, мышлению, характеру лидера - в команду, несмотря на молодость, пришел зрелый игрок. Считаю Валерия Газзаева самым ценным приобретением "Локомотива" в 1970-80-е годы". "Насколько он был талантлив, настолько и трудноуправляем, - вспоминал Игорь Волчок. - Несколько раз он уезжал домой, и нашим тренерам приходилось совершать вояжи во Владикавказ, возвращать его. Не знаю, чем бы все это кончилось, если бы в "Локомотиве" не появился популярный в ту пору форвард сборной СССР тбилисец Гиви Нодия. Они с Валерой поселились в одной комнате на базе, и вскоре я заметил, как Газзаев на глазах меняется в лучшую сторону. До сих пор не знаю механизма этого влияния, однако Валерий стал серьезнее, покладистее, прилежнее в работе. Вероятно, сказалось чисто человеческое обаяние Нодия, его высокий авторитет в футболе". Газзаев научился владеть собой в экстремальных ситуациях, и уже тогда в нем проснулся интерес к тренерской работе. Его вдруг стали интересовать футбольные подробности, на разборах игр, теоретических занятиях он забрасывал Волчка вопросами - что, как и почему. А на поле у него даже появились свои "дежурные" команды, которые он "раздевал" из сезона в сезон, какую бы жесткую опеку соперники к нему ни применяли, - минское "Динамо", ленинградский "Зенит". Еще большей уравновешенности во взаимоотношениях с людьми способствовала женитьба. Газзаев играл в Москве, но во Владикавказе оставалась его любовь Бэла. Не выдержав разлуки, 11 декабря 1976 года они сыграли свадьбу. К тому времени в коллекции Газзаева появилась первая золотая медаль - чемпиона Европы в составе молодежной сборной СССР. С юношеской поры тренеры сборных вдруг забыли о Газзаеве. Вспомнил Валентин Николаев - наставник молодежной сборной. И во втором финальном матче Газзаев на пару с Давидом Кипиани буквально разорвали оборону сборной Венгрии, принеся нашей команде победу - 2:1. Спустя 4 года в таком же финальном матче решающий гол в ворота сборной ГДР Юрий Суслопаров провел после прорыва и передачи Газзаева. А в 1978 году наставник первой сборной СССР Никита Симонян воплотил в жизнь самую заветную мечту форварда. "Для матча с экспериментальной сборной Италии я подготовил свой эксперимент - выставил трех нападающих: Олега Блохина, Владимира Гуцаева и Валерия Газзаева, - рассказывал Симонян. - И в атаке у нас получился не просто ураган, а настоящий фейерверк блистательных эпизодов. Мы выиграли - 3:1, а Газзаев забил мяч и сделал голевую передачу". На следующий год уже под руководством Константина Бескова Газзаев стал бронзовым медалистом московской Олимпиады. В 1977 году Газзаеву поступило приглашение в зарубежный клуб. Во время турне "Локомотива" по Турции игра лидера атак команды железнодорожников настолько поразила воображение руководства популярнейшего стамбульского клуба "Фенербахче", что к Газзаеву заявилась оттуда целая делегация с чеком на полтора миллиона долларов - по тем временам сумасшедшие деньги. Но тогда отъезд советского спортсмена за рубеж считался равносильным измене родине с очевидными последствиями для родных и близких. Поэтому еще с порога Газзаев объявил визитерам, что их намерения тщетны. Осенью 1978 года наставник московского "Динамо" Александр Севидов, собиравший под свое начало чемпионский состав, пригласил к себе и Газзаева. "Из всех тренеров, с которыми Газзаева сводила судьба, лишь Александр Севидов знал ему истинную цену, нашел способ его максимального самовыражения в футболе, поставив его бесподобное умение обострить ситуацию, его дриблинг и финты на службу команде, - считал видный спортивный журналист Аркадий Галинский. - Только у Севидова солист, 'вольный стрелок' Газзаев стал еще и командным игроком". К сожалению, сотрудничество двух ярких личностей оказалось недолгим. "Был навет, и был донос" - и Севидов был изгнан из "Динамо". На партсобрании, где обсуждалось так называемое "дело Севидова", никто из динамовских знаменитостей той поры, игроков сборной не осмелился вступиться за тренера. И только новичок Газзаев встал и заявил: "Если вы уберете Севидова из команды, я ухожу!" Многих дней и усилий понадобилось тогда динамовскому руководству, чтобы уломать строптивца. А складывавшийся весной 1979 года блестящий динамовский ансамбль, оставшись без руля и без ветрил, сбился с курса и не оправдал возлагавшихся на него чемпионских надежд. Последствия той трагедии сказываются на судьбе клуба до сих пор, а Газзаеву пришлось пережить едва ли не самые черные динамовские дни и годы. Идя в команду, по его словам, чтобы уже осенью полоскать золотые медали в шампанском, он так и не увидел их манящего блеска. Но, выступая в "Динамо" в далеко не лучшие времена для клуба, Газзаев никогда не позволял себе несобранности, легкомысленного отношения даже к рядовому матчу. Он мог сыграть лучше или хуже, но спустя рукава - никогда, бился на поле с полной отдачей, не щадя себя, хотя довольствование команды малым в те годы вызывало в нем невыразимую душевную боль. Севидова вернули в 1984 году, но было уже поздно. С его приходом Газзаев пережил новый подъем в игре, особенно ярко проявившийся в финальном матче на Кубок СССР с ленинградским "Зенитом". Игра ему давалась, как никогда, легко накручивал порой сразу двух соперников, но открыть счет у динамовцев долго не получалось. Лишь на 7-й минуте дополнительного времени Газзаев великолепно открылся на подачу Александра Бородюка и головой в падении забил красивейший гол. А минут через десять обыграл на фланге двух защитников и уже сам точно выложил мяч на ногу Бородюку. 2:0 - и Кубок у московского "Динамо". А потом последовал хет-трик в гостях в матче с югославским "Хайдуком", более чем наполовину состоявшим из игроков сборной страны, и победа "Динамо" - 5:2. У команды вновь стали появляться ростки интересной игры, но выступала она еще неровно. Что и подтвердил матч с ростовским СКА. Ведя в счете - 3:0, динамовцы ухитрились упустить победу - 3:4, после чего Севидова сменил Эдуард Малофеев, уже находившийся в команде в какой-то неопределенной роли. Газзаев привык к положению лидера "Динамо", к тому, что заменить его в игре могли только в случае травмы. И вдруг в середине второго тайма матча с "Араратом" Малофеев выпускает вместо него Сергея Стукашова... На следующий день после той замены Газзаев написал заявление об уходе из команды и попрощался с игроками. Тепло относившееся к нему руководство общества "Динамо" сразу предложило должность начальника отдела футбола и хоккея Центрального Совета, а Малофеев в свою очередь - стать начальником команды. Но он отклонил и то, и другое, неожиданно приняв приглашение тренера тбилисского "Динамо" Нодара Ахалкаци. И начал забивать по своему обычному "графику", но - конфликт с Ахалкаци поставил теперь уже окончательный крест на карьере Газзаева-форварда. Ему, к тому времени выпускнику Московского юридического института, предложили аспирантуру. Но выбор его дальнейшей карьеры решил эпизод, случившийся еще весной 1985 года. "Динамо" вело после первого тайма матча с венским "Рапидом" на Кубок УЕФА - 1:0, а в перерыве Севидов попросил высказаться игроков, что, по их мнению, стоит поменять в игре. Газзаев ответил, что нужно поменять двух игроков на Пудышева и Бородюка. Однако Севидов оставил все без изменений, и именно эти два игрока стали виновниками того, что счет вскоре изменился на 1:3. Тренер произвел замены, но было поздно. Наутро Севидов вызвал к себе Газзаева, сказал: "Ты обязательно должен стать тренером!" Вернувшись домой из Тбилиси, Газзаев пришел к директору футбольной школы московского "Динамо" Виктору Цареву, попросился на работу. А параллельно стал слушателем Высшей школы тренеров, окончив ее на "отлично". Начинать ему довелось в родном Орджоникидзе (ныне - Владикавказ) практически с нуля. Но уже через два года орджоникидзевский "Спартак" превратился из аутсайдера в лидера первой лиги и завоевал путевку в высшую. По окончании сезона Газзаев получил приглашение возглавить московское "Динамо". С ним клуб начал выходить из состояния застоя, в нем по-новому засверкали яркие личности - Игорь Симутенков, Андрей Кобелев, Дмитрий Черышев, Игорь Колыванов, Сергей Кирьяков, Александр Уваров, Андрей Чернышов, Омари Тетрадзе, Виктор Леоненко. "Динамо" выдало серию великолепных игр в чемпионате России, в Кубке УЕФА с итальянским "Торино", французским "Канном"... Но Газзаева не устраивал и этот уровень игры команды, он постоянно искал что-то новое, и 1993 год мог стать переломным на пути клуба к чемпионству. Однако разгромное поражение на старте очередного розыгрыша Кубка УЕФА от франкфуртского "Айнтрахта" - 0:6 разбило вдребезги эту перспективу. Газзаев взял на себя всю вину за пережитый командой позор и на пресс-конференции сразу после окончания матча объявил о своей добровольной отставке. Ничего подобного наш футбол еще не знал, ведущие специалисты оценили поступок Газзаева как акт гражданского мужества. А годом раньше выступление Валерия Газзаева на учредительной конференции Российского футбольного союза по существу предотвратило раскол в отечественном футболе, стало поворотным в создании новой всероссийской футбольной организации. На следующий год Газзаев вновь становится у руля владикавказского "Спартака", и в 1995 году Северная Осетия ликует: владикавказцы, первыми нарушив монополию московского "Спартака", завоевывают чемпионское золото. "По своему отношению к футболу мы давно заслуживали чемпионского звания, - говорил тогдашний Президент Северной Осетии Ахсарбек Галазов. - Нужен был лишь человек, который отыскал бы путь к нему. Познакомившись с программой Валерия Газзаева, я понял, что такой человек наконец нашелся". На следующий год владикавказская "Алания" вновь приходит первой к финишу чемпионата России, но с равным со "Спартаком" количеством очков и уступает сопернику в переигровке, довольствуясь 'серебром' первенства. С годами Газзаеву становится все теснее в рамках провинциального клуба, возможности которого ограничены. Ему нужен новый простор, работа с футболистами самой высокой квалификации. Он возвращается в московское "Динамо", но и там себя не находит. И лишь возглавив в конце 2001 года ЦСКА, получает возможность претворить в жизнь свои самые смелые начинания. Обычно тренер для подъема на чемпионскую высоту оставляет себе три года, Газзаев же начал с места в карьер, и уже весной 2002 года армейцы под его водительством впервые завоевали Кубок России. В том же году после ухода из сборной по окончании чемпионата мира в Корее и Японии Романцева Газзаев сменил его на посту главного тренера сборной.
Снять однокомнатную квартиру снять квартиру троещина.